Lietotāja rīki
twitter.png
draugiem.png
facebook.png
youtube.png
 
janvāris februāris marts aprīlis maijs jūnijs jūlijs augusts septembris oktobris novembris decembris
Helsinki-86
VAK
LNNK
LTF
PSRS tautas deputāti
LR Augstākās Padomes deputāti


ATBALSTĪTĀJI:


dome


kkf

Открытое письмо инженеру В. Ильину

No ''Barikadopēdija''
Pārlēkt uz: navigācija, meklēt
  
Raksts speciāli tika ielikts krievu valodā. Sabiedrībā tas izsauca lielu rezonansi.

Уважаемый тов. Ильин!

В связи с Вашей обширной публикацией в газете «Советская Латвия» у меня возникла внутренняя потребность обратиться к Вам на страницах этой же газеты с открытым письмом.

Правда, испытываю при этом двойственное чувство. Дело в том, что газету «Советская Латвия» часто (слишком!) читаю с досадой и недоумением. На моем собственном (пусть не очень долгом) веку хватило и демагогии, и всезнайства, и тыкания носом несогласных в те истины, которым нынче присвоено звание догм. Что ж, прав будет тот, кто скажет — гордиться нечем. Прав буду и я, говоря — время было такое. Но почему же сегодня центральный республиканский печатный орган подает на своих полосах пресные, нудные, а порою просто нервозные материалы? Это — в тех случаях, когда осмеливается тронуть «скользкие» темы. В чем дело? Не хотят? Осторожничают? Боятся?

А ведь какую прекрасную, умную, тактичную статью поместил корреспондент «Советской Латвии» В. Решетов в газете «Падомью Яунатне»! Вот его бы выступление — да на русском языке! Так что не смею говорить обо всем в «Советской Латвии» со стороны нелицеприятной: замечательные выступления старшего (видимо, Вашего) поколения, свидетелей переломных моментов в жизни и страны, и республики, мне ния ученых, статьи по экономике и экологии. Все это есть. Однако все равно чувство такое, что газета — не коллективный организатор и не рупор плюрализма, а робкий и весьма тихий отголосок происходящего вокруг.

О плюрализме. Ваша статья — по своей форме — последовательный каскад, на Ваш, видимо, взгляд, аргументированных умозаключений и обобщений. Так вот, хочу подарить Вам на будущее в Вашей эпистолярной деятельности (ведь не ошибусь, если расценю Вашу статью как обращение или письмо Я. Петерсу) еще один аргумент. Плюрализм МЛЭ ясно и не колеблясь трактует как составную ревизионизма. Исходя из этой посылки, мне думается. Вам легче станет четко подтверждать свое мне ние о творческих деятелях республики как инициаторах и организаторах экстремистских вылазок в латвийских городах и весях.

Вот с этим двойственным чувством: довольно негативным отношением к опубликовавшему Вашу статью печат ному органу, и той самой потребностью ответить Вам и обратился в газету «Советская Латвия» с просьбой предоставить «Дискуссионную трибуну» и мне.

Дело в том, тов. Ильин, что, живя с Вами под одной крышей и разговаривая, как сейчас на одном языке, в своем восприятии и окружающего, и происходящего, мы с Вами оказываемся на разных полюсах. И это очень печально. Печально и то, что опубликовав Вашу статью без определения какого-либо редакционного отношения к ней, газета воздвигла такой «Барьер на пути к истине», который, увы, перепрыгнуть трудно.

Я смутно верю в существование живой, во плоти и крови, Нины Андреевой, но ведь Вы, тов. Ильин, фигура реальная. Возможно, мы с Вами проходим мимо друг друга на улице. Да, Вы мне незнакомы, но Вы узнаваемы. Потому что образ Вашего мышления — это, к сожалению, тоже реальность. Очень жестокая. Последовательно недоброжелательная, злая, презрительно высокомерная. Поверьте, мне нелегко давать такую оценку Вашей позиции, испытываю даже чувство неловкости, ведь мы с Вами в разных возрастных «весовых категориях», (метафору занял у Вас). Поэтому приношу свои извинения за резкость и сейчас, и далее. Хотя гнев в данном случае — нелучшнй советчик.

Так вот, уже «с пером в руке проштудировав» Вашу статью, хочу высказаться по ее форме, содержанию и сути. По ее сути сразу заявляю определенно: на мой взгляд, по крайней мере на сей день — это максималь ный сгусток тенденциозности, выплеснувшийся на страницы республиканской прессы.

О форме и содержании. Должен признать, мастерски сделанная статья. Умелый коллаж фактов и фактиков. Уверен, она сработает. Да она уже сработала. На выставке в «Арсенале» услышал: «А вот смотри, чисто ильинские формулировки!». Это пожилой мужчина говорил своей спутнице, на клонившись к одному из фотодокументов. Посетите, тов. Ильин, эту выставку, мне кажется. Вы там почерпнете для себя много полезного!

Словом, Ваша статья — это тот материал, после прочтения которого на душе обязательно что то отложится.

Приходится лишний раз напомнить о том. как часто мы друг друга призываем к куль туре дискуссии. Это, пожалуй, единственное, что в Вашей статье отсутствует напрочь. Не будем говорить о «пиетете», нет даже легкого намека на поклон в сторону представителей коренной национальности, народа, кото рый вас принял, среди кото рого Вы живете, где «люди в многонациональных коллективах рядом делают нужное общее дело, забывая о национальной принадлежности, не ощущая ни языкового, ни каких-либо других барьеров». Все вроде верно. Но ведь я насильно вырвал эту цитату из контекста. По Вашему же тексту все это происходит днем. Вечерами же на этих же людей обрушнвается шквал выступлений «но сителей национальной идеи» (читай: националистов). Да ведь Вами это достаточно ясно произнесено, когда Вы говорите о группе тележурна листов: «..по отношению к авторам этой передачи (телепередача «Лабвакар!» — А. М.) слова Петерса «мы — интернационалисты» действительно- вызывают смех, правда, горький». Что же Вас так задело? Изощренной нужно обладать фантазией, болезненным ожиданием укуса националистически настроенных инсектов, чтобы так прочитать метафору из программы «Лабвакар!» как это сделали Вы. Авторы в последней своей передаче ответили Вам. Не знаю, владе ете ли Вы латышским, поэтому вкратце разъясню: Сталин на трибуне Мавзолея — символ руководителя государства, составной частью которого является н Латвия. Ликующие москвичи (?) на Красной площади — это не только москвичи, это представители всей нашей большой многонациональной Родины. Грязные свиньи — это сталинское отношение к тем же людям. И. кстати, вывозили эстонцев и латышей, карачаевцев и ингушей, и многих многих других в вагонах для скота. Где же здесь стремление «прицельно плюнуть в душу братьям-мигрантам», тов. Ильин? Знаете, на днях смотрел короткометражный фильм в рубрике «Молодые кинематографисты» (по ЦТ sic!) — так ведь там тоже, шествуют веселые колонны физкультурников, а и следующих кадрах взрываются православные храмы Вот мне и подумалось сейчас, как бы Вы прочитали такую метафору, появись она в программе «Лабвакар!»? По-моему однозначно: тележурналисты призывают кру шить святыни. Притом русские святыни.

Я сейчас не стану перемусоливать всего того, что Вы написали в адрес Я. Петерса. Я думаю, что он сам за себя постоять может и отнюдь не только благодаря своей «весовой категории», но — своей ясной и понятной гражданской позиции. «Советской молодежи» спасибо большое за то, что объемная, острая и толковая статья Я. Петерса «Я верю в здоровые силы…» дошла на русском языке до тех людей в нашей республике, которые латышским языком не владеют. Статья помогает, ориентирует, вслух говорит о том, что волнует, чем живут сегодня латыши. А с Вашей подачи Я. Петере если и не руководит, то, по крайней мере, имеет список тех, «кто на митингах в полном смысле слова дирижирует группами экстремистски настроенных юнцов, кто снимает это на кино- и видеопленки, кто сочиняет лозунги типа..» (следует перечисление).

Должен сказать, тов. Ильин. Вы становитесь популярны. Жаль, это — нехорошая популярность. Это — популярность Н. Андреевой. Зачем, почему именно сейчас, в такой сложной и противоречивой обстановке нужно было вбивать новый клин, расчленять и выделять сумбурно надуманное, а безграмотно увиденное выдавать за истинное?

Я встретился на днях с художницей Хеленой Хейнрихсоне. Она ошарашенно переспрашивала: «Да разве можно так увидеть мою картину («Раннее утро в городе» — А. М.)? Разве могли и другие так ее понять?» Смогли это сделать Вы, тов. Ильин. А благодаря Вашей публикации так теперь могут думать многие. А ведь это абсолютно реалистичная картина! Кто из нас, жителей центра, не видел стаек собак ранним утром, этих полных раскованности и свободы, выпущенных на волю животных. Художница даже морды своих любимцев изобразила. Тов. Ильин, а Вам ведь невдомек, как Вы шокировали семью Хелены Хейнрихсоне — ведь она родилась от латышско-русского брака. Еще хочу обратить Ваше внимание на такое вот толкование этого полотна: «В свою очередь «Раннее утро в городе» раскрывает точно прочувственную ситуацию среды, душевное отчаяние и одиночество, которые художница, словно отторгая их от себя, проталкивает сквозь гротескную витрину: дружная, от гнета человеческого свободная собачья стайка восторженно мчится мимо одинокого и в пустынном городе совершенно абсурдного монумента» (Искусствовед П. Банковские. «Литература ун Максла». 2.09.1988. перевод мой).

О том, как Вы трактуете картину Ю. Утанса «Визит мигрантов». Похоже, вполне сознательно вводите в заблуждение своего предполагаемого читателя, очень многочисленного читателя, тов. Ильин! Ведь проблема миграций населения — это всесоюзная проблема. Даже на Камчатке нынче и коренное население и русские старожилы косятся (мягко сказано!) на прибывающие толпы таких же русских, завербованных центральными ведом ствами на работу в этом «деньгоносном» крае. У нас прижилось название «мигранты». В Москве и Ленинграде, где точно так же стонут от наплыва приезжающих на жительство. они получили название «лимитчиков» или «имидчиков». Почитайте прессу других республик — о чем тревога? О миграциях. Поки дают, оголяют огромные площади и концентрируются в «хлебных» регионах. Да и наши же земляки, те, кто из Латвии, латыши ли, русские, точно так же срываются с насиженных мест, мчат на заработки куда-нибудь в районы Западной Сибири или Севера, работают там года три, копят свой «длинный рубль» и оставляют после себя покореженные, исковер канные, опустошенные площади (ведь не хозяева же!) и уезжают восвояси. Домой ли, в другое ли место счастья искать. Документальный экран хотя бы дает представ ление и мне и Вам, как вы глядят эти израненные и брошенные их хозяевами земли, как глядят на нас пустыми глазницами дома и избы брошенных сел, трагедию БАМа. Обо всех этих извращениях мы и с художником Ю. Утансом довольно много и откровенно говорили. О зле миграции, космополитизме в собственной стране, а никак не «о половине населения республики, получившей такое иронично-злобное название…». И если есть эта проблема, есть это зло. то почему Вы лишаете права голоса художника, права выразить свое к этой проблеме отношение доступными ему изобразительными средствами? Но Вы настойчиво-последовательны. Права голоса Вы лишаете и крестьянина, который, по Вашему мнению, не может сам додуматься (вслед ствие своей ограниченности, видимо) до того, как следует определять латвийское гражданство, и с завидной легкостью констатируете, что «при оритет на эту мысль следует полностью оставить за прозаиком А. Бэлсом».

Ну, а там, где Вам не хватает хотя бы таких «аргументов», Вы начинаете передергивать. Не знаю, как другие, но до сих пор мне не было известно, что хлеб, который я ем, выращен не в Латвии, а под звездно-полосатым флагом. Пройдясь не шпагой, но пером по национальной атрибутике, Вы принимаетесь за тему более благодарную, здесь «прокола» быть не должно, за проблему «несмышленышей». Тов. Ильин, разгромленный вагон электрички из фильма Ю. Подниекса (который Вы, как говорите, видели) — событие трехлетней давности. Зачем Вы вытаскиваете его в наше сегодня?

Фашистские регалии — это уже серьезно. Это предмет отдельного разговора, разговора, который идет по всей стране, и Вы об этом, я полагаю, знаете. Но вот эпитет «дедушкины» регалии в отношении внуков латышских красных стрелков — это не просто неэтично, мне бы хотелось сказать, это удар ниже пояса. А какую оценку Вы бы дали стайке совсем зеленых, явно из Вашего контингента «несмышленышей», с красно-бело-красными ленточками и весело говорящих… по-русски? Вы не встречали? А я, поверьте, встречал. И о «реанимации» песни Карлиса Бауманиса — не перегибаете ли, тов. Ильин? Мы реставрируем здания и храмы. Эта песня — один из памятников. А реставрировать или рушить свои памятники это право тех, кому они принадлежат. Думаю, с этим Вы не посмеете не согласиться? Там, где Вы передергиваете, у Вас получаются логические сбои. Смотрите сами. Ваш пассаж о «белых пятнах». Свою мысль Вы развиваете так: «пятна самой черной краской закрасили», нет тех, «на кого возложить ответственность и с кого взыскать за ошибки нашего руководства», «впрочем, такие «кадры» есть». Так Вы выходите на Эдуарда Берклавса. Противоречие самому себе, узрели? Я понимаю, что задеть Э. Берклавса Вам очень хотелось, но инкриминировать человеку, который за свою полезную деятельность и убеждения на долгие годы был лишек своей маленькой Родины, что он из тех, кто «в пятидесятых годах» наворочали», а сегодня публично отказываются от своих убеждений» — это сознательное искажение, сравнивать же весьма пожилого человека с рок-звездой… Оставляю это на Вашей совести.

Ибо у Вас — вполне определенная цель. Когда Вы пе рестаете ерничать, эта цель, облаченная в строки, становится зримой и осязаемой. Звучит мотто Вашего обширного текста: «Кто же, сеет семена отчуждения на национальной почве? Сегодня пока я вижу отчетливо одно, ведущий телепередачи, худож ник, прозаик и поэт (NB!) стараются меня, рядового труженика нелатышской национальности, изощренно и прилюдно оскорбить.» Но ведь изощренно и прилюдно оскорбили Вы, оскорбили в лицо, не абстрактно, по крайней мере десятерых (программу «Лабвакар!» ведут трое тележурналистов) творческих работников. Такова глав ная правда о Вашей статье.

Сомневаюсь, что у меня с Вами получился конструктивный разговор. Он бы мог состояться, и я хотел бы рассказать Вам, как много мне и как человеку, и как личности, дает латышская литература, культура, фольклор, каким настоящим праздником и для меня был фестиваль «Балтика-88», почувствуйя, что Вы просто много раз ошиблись в своей трактовке. Я бы просто постарался встретиться с Вами, поговорить, разъяснить, как те или иные события и факты воспринимаю я. И какое боль шое место в развитии моей духовности, занимают такие русские или пишущие на русском, как Людмила Азарова, Ольга Николаева, Марина Костенецкая, Роальд Добровенский, Леонид Черевичник, Виолетта Семенова, Лидия Жданова, десятки других, живущих и творящих в Латвии, обогащающих и пропагандарующих латышскую культуру. Мог бы, не будь Вы в сво ей статье столь осознанно тенденциозны. Пока не хочу просить Вас к своему «черному» списку — ведущий телепередачи, художник, прозаик и поэт (академика Страдыня-то почему забыли?) добавить еще и меня, «рядового труженика нелатышской национальности». Может быть, это чуть-чуть расшатает Вашу столь блистательно созданную конструкцию. Конструкцию конфронтации. Очень хочется завершить это обращение к Вам той же цитатой из выступления А. Н. Яковлева, умной, широкой, объективной цитатой. Вчитайтесь и вдумайтесь, и соотнесите со своими словами, которые «написаны пером»: «… нет достаточной политической культуры, нет достаточной нравственной культуры, нет достаточной терпимости, нет достаточного реализма».

Не верю Вам, тов. Ильин, и свое неверие хочу донести до других. Верю же — в здоровые силы.

 

Александр МАТУЛЬ,

инженер

г. Рига